Чур, я в домике!

14.02.2019
автор Алёна Радуга

Маленькая Ушеглазка сидела на кровати в оцепенении, закутавшись в одеяло и пытаясь как можно сильнее зажать ладошками свои большие чуткие ушки. При этом широко раскрытыми глазками она пристально следила за мельканием теней в щели дверного проема.

Из соседней комнаты доносились раскаты грома, поочередно звучащие двумя разными голосами: более высоким — женским и более низким — мужским. Эти голоса, так хорошо ей знакомые и любимые, в такие моменты звучали совершенно иначе. Сейчас они вселяли ужас своей громкостью, изменившимся тембром, пронзающим ухо и парализующим смыслом слов, которыми они обменивались.

Она чувствовала, как уши сворачиваются в трубочки, а глаза наполняются слезами.
— Как они могут такое говорить? Да еще так громко! Это невыносимо… — она беззвучно плакала то ли от страха, то ли от боли, которая сверлом впивалась через ушки прямо в голову. Она не понимала, что послужило причиной этого поединка двух громов, но точно знала, что там, за стенкой, идет война и весь ее мир рушится. Периодически в адскую симфонию криков вплетался грохот с силой захлопнутой и тут же со всего размаха распахнутой двери…

— Как страшно! Что же теперь будет? Зачем они так кричат? Куда же спрятаться? — паника охватывала Ушеглазку все больше и хотелось зарыться в норку, поглубже, подальше от этих страшных звуков. Она накрывалась одеялом с головой и закапывалась под подушку… Глубже уже не получалось. Пока… Но еще тогда она четко для себя решила: «Когда я вырасту, у меня так не будет. Не хватало еще, чтоб на меня всю жизнь орали».

Шло время. Ушеглазка росла, очень внимательно наблюдая за погодой в доме, регулярно переживая грозы, проносившиеся над ее головой и ставшие обыденной реальностью. И хоть сердце бешено колотилось, а в голове молотом отбивалось каждое слово, она уже не пряталась под подушку, а закрывалась в своей комнате, включала погромче музыку в наушниках и погружалась в свой уютный и безопасный мирок.

А еще она часто убегала на репетиции хора, танцевального коллектива или театрального кружка. Там было тоже шумно, но эти звуки ее не пугали, а скорее наоборот — наполняли гармонией и смыслами.

Но когда кто-либо повышал на нее голос, мгновенно срабатывала одна из двух реакций: либо из глаз брызгали слезы, которые невозможно было контролировать, либо она впадала в ступор и переставала соображать. БУМ! И мозг просто выключался, как при нокауте. Это еще больше вводило Ушеглазку в состояние паники — почему-то было стыдно и страшно потерять контроль над мозгом.

Ведь она считала себя очень умной, порой даже самой умной: много читала, ее посылали на олимпиады и интеллектуальные игры, — а тут какой-то паралич нападал и ничего не соображала, только часто моргала глазами. Иногда взрослые отмечали ее не по-детски серьезное выражение лица и слишком взрослые формулировки в школьных сочинениях.

Она могла подолгу сидеть с расфокусированным взглядом, обернув свои, обычно торчащие из-под волос, ушки куда-то вовнутрь и задумавшись о чем-то своем. И даже в шумном классе на перемене она умудрялась погрузиться в себя, а все внешние звуки сливались в один смешанный фон где-то далеко, на заднем плане.

А иногда наоборот, она активно включалась в то, что происходило, умела очень эмоционально что-то рассказывать, изображая всех персонажей своего рассказа разными голосами и добавляя характерные им жесты и мимику. Подруги хохотали, раззадоривая ее еще больше.

Но стоило на нее прикрикнуть кому-то из взрослых, как все очарование куда-то исчезало и Ушеглазка снова превращалась в маленькую мышку-норушку, застывшую в оцепенении с влажными перепуганными глазами и желающую только одного: спрятаться подальше, в домик.

Прошли годы.

Все Ушеглазкины подружки повыходили замуж, нарожали детишек и жили семейными заботами. А она, несмотря на обилие предложений и попыток создать семью, продолжала играть в «кошки-мышки» с мужчинами, каждый раз сбегая от них в свою норку. Она же решила когда-то, что у нее ТАК не будет. В итоге не получалось НИКАК. Чуть что, и она, сломя голову и прижав ушки, неслась куда глаза глядят. Лишь бы подальше, чтоб не видеть и не слышать того, перед кем она чувствовала себя беззащитной.

Постепенно она отдалилась от всех подруг, так как поддерживать их разговоры о семейных проблемах у нее не было интереса. А когда она начинала говорить о том, что было интересно ей: о психологии, о смысле жизни, — ловила растерянные взгляды, которые выражали немой вопрос: «Это ты с кем сейчас разговариваешь?». Круг общения сужался и в какой-то момент полностью перешел в виртуальное пространство. Она почти перестала выходить на улицу.

Сутками напролет просиживала с ноутбуком и отмахивалась от всех предложений вытащить ее наружу. И вот однажды вечером, сидя в своей норке, когда полоса депрессии как-то затянулась, а как из нее выйти, Ушеглазка не понимала, она листала интернет. И одна ссылка чем-то привлекла ее внимание.

Перейдя по ней, запустилось какое-то странное видео, которое заворожило ее с первых же секунд. Мужчина в черном пиджаке и белой рубашке рассказывал что-то в окошке, а рядом с ним мелькало еще множество мелких окошек с шевелящимися в них людьми.

Но даже не это ее поразило. Голос! Такой бархатный низкий тембр с хрипотцой — ее любимый тембр, в отличие от визгливых сорванных фальцетов, которые всегда резали слух и сводили с ума. Он заставил ее застыть на месте и первые минуты просто наслаждаться звучанием, вслушиваться в интонации, от которых шли мурашки и по телу теплом растекалось какое-то удивительное чувство защищенности и безопасности.

Постепенно она стала вслушиваться в то, что он говорил, и мозг зашевелился от обилия смыслов, которые полились в него, как живительная влага в иссушенную землю. И чем больше она его слушала, тем более настойчиво в голове возникали вопросы:

— Почему? Ну почему я не знала всего этого раньше? Как я жила без этого?
Она поняла наконец, почему на нее так воздействуют звуки и смыслы слов, с одной стороны; и с другой — откуда все эти образы, возникающие перед глазами, и привычка мысленно оживлять даже неодушевленные предметы. И что выражения: «режет ухо», «ласкает слух» или «у страха глаза велики», «с глаз долой из сердца вон» — неспроста в ее лексиконе.

А также узнала секрет о том, почему ее игра «Чур, я в домике» — это не выход, будет только хуже. А выход, оказывается, там, где она никогда не искала, хотя он всегда был у нее перед глазами.

И с этого момента жизнь нашей Ушеглазки разделилась на ДО и ПОСЛЕ. Многое изменилось в ней. Но это уже совсем другая история… Не переключайтесь. 

«…На тренинг я пришла в ужасном состоянии. В депрессии и замученная страхами. Я находилась в постоянном напряжении. Меня мучила бессонница. Я себя чувствовала на дне глубокой ямы из которой никак не могла выбраться. Мне казалось, что у меня в груди огромная дыра. Которую я ни чем не могла заполнить. Я была готова бежать хоть на край света только бы не испытывать эту тревогу и ноющие чувство одиночества и ненужности которое съедало меня изнутри. Я не понимала зачем живу, хожу на работу, зачем заводить новые отношения, ведь все равно ничего не выйдет. Я перестала общаться с друзьями и все глубже погружалась в себя. Вечера проводила сидя дома за просмотром фильмов и сериалов. Читать стало тяжело, мысли роились в голове и не давали сосредоточиться. Дочитывала книгу до середины и бросала. Мне стало тяжело находиться среди людей, они меня жутко раздражали. Часто переставала слушать собеседника после первого сказанного им предложения и мне приходилось делать усилия что бы его выслушать. Я перестала спать, рыдала почти каждую ночь. Я себя ненавидела. Мне казалось, что я уродлива, но уродлива внутри. Я испытывала ужасное чувство стыда, за то, что я живу. Мне, казалось, что это какая-то ошибка. Такие как я не должны жить. Ведь я совершенно бесполезна. Я думала «Да когда же это все закончится!». У меня ухудшилась память, мысли стали вязкими и тягучими. Я хотела вырваться из этих оков.
Уже в процессе прохождения ПУ ушло чувство одиночества, я уже не ощущая свою отделенность от других людей как прежде. Я даже не заметила как это произошло. На звуковых лекциях я сидела раскрыв рот. Это именно то что я искала!…»

Любовь Д. Ростов-на-Дону


«…Интернет серфинг. До тренинга внутри было ощущение сжирающей пустоты. Ее постоянно хотелось заполнить бесконечным переходам по одним и тем же вкладкам в интернете весь день. Это меня выматывало. Мне по прежнему хочется искать, но нет этой сжирающей пустоты. я не перехожу по этим вкладкам, я занимаюсь тем, что должна делать…»

Екатерина Л. Екатеринбург


«…Живешь как в полусне, не понимая, почему ты не испытываешь всепоглощающего счастья материнства или растворения в любимом человеке. И опять тоска, внутреннее одиночество, показное веселье и забота о близких. А на самом деле, только усталость, желание покоя и тишины…мертвой…пустой бездны. Я была такой, когда пришла на тренинг по СВП. Я пришла абсолютно разуверившаяся во всем. Относительно здоровая телом и смертельно больная духом…»

Наталья С. Находка

Приходите на бесплатный онлайн-тренинг. Регистрация здесь.

Автор Алена Радуга

Статья написана с использованием материалов онлайн-тренингов Юрия Бурлана «Системно-векторная психология»

Первоначальная публикация здесь.

Понравилась публикация? Поделись с друзьями!

Автор сайтов alenaraduga.com и svp.alenaraduga.com .
Мне наиболее близки виды творчества, которые позволяют прикоснуться к душе человека и познать его глубже. Пишу портреты, в которых стараюсь передать состояние души. Увлекаюсь психологией и пишу статьи, где делюсь своими осознаниями. Веду блог о жизни и творчестве, выполняю услуги по дизайну, создаю авторские работы руками и вдохновляю других ЖИТЬ, ЛЮБИТЬ, ТВОРИТЬ!

Благодарю за комментарии